Вечная женственность

Литературный словарь терминов В

Вечная женственность, вечно-женственное это символический образ из заключительных строк «Фауста» И.В.Гёте («Вечная женственность влечет нас вверх»); трансцендентная сила, любовно поднимающая человека в область вечной творческой жизни. Способность вечной женственности  «тянуть к себе» свидетельствует о ее родстве с силой притяжения, правящей в мире и наивысшим образом проявляющей себя в любви («Среди влюбленных… магнетическая сила особенно сильна и действует даже на большом расстоянию). — Эккерман И.П. Разговоры с Гёте. 7 октября 1827); женственное и скрытая в нем сила притяжения управляет «нами», т.е. миром мужчин (Вечно-женственное немыслимо без вечно-мужественного, и когда поэт говорит о «нас», он исходит из древнего представления о сущностно мужском мире). Прообразы вечной женственности  в аспекте даруемого ею любовного всепрощения — Богоматерь как «небесная царица» и заступница за грешников, Беатриче из «Божественной комедии» Данте, также влекущая грешника к высшим сферам («Взор Беатриче не сходил с высот,  Мой взор — с нее», — Данте. Рай). В интерпретации К.Г.Каруса (Письма о Гёте, 1835) Вечная женственность знаменует преодоление мужского эгоизма в женской стихии любви, приход мужчины к вечным идеям красоты, добра и истины, которые всегда являлись человечеству в женской форме, поскольку именно с женщиной связано «примиряющее, успокаивающее, просветляющее начало», противостоящее «рвущейся вперед жизни мужчины».

Материал по теме:  Деталь

Вечная женственность как универсальный символ

Оторвавшись от контекста трагедии Гёте, вечная женственность стала универсальным символом, объединяющим различные воплощения женственности как высшего начала: мистический образ «Софии» как женской персонификации Божественной мудрости, культ «прекрасной» дамы в поэзии трубадуров, романтический идеал женщины как средоточия красоты и гармонии мира. Претворение идеи вечной женственности усматривается критиками в творчестве различных писателей: Ф.М.Достоевский, по мнению Д. Андреева, — «художник — вестник Вечно Женственного», поскольку «история Сони Мармеладовой и Раскольникова — это потрясающее свидетельство о том, как «вечная женственность тянет нас вверх» (Андреев Д. Роза мира). В русской поэзии Серебряного века вечная женственность — лик вечной мистической возлюбленной, не тождественный ни одному из земных лиц и существующий лишь в предчувствии и надежде: «Предчувствую тебя. Года проходят мимо —  Все в облике одном предчувствую тебя» (А.Блок. Одноименное стихотворение, 1901); «В напрасных поисках за ней  Я исследил земные тропы… Она забытый сон веков,  В ней несвершенные надежды… Но неизменна и не та  Она сквозит за тканью зыбкой» (М.А.Волошин. Она, 1909). Образ вечной женственности к началу 20 века сливается с образом Софии — Божественной мудрости, имеющим долгую философскую и теологическую историю.

Материал по теме:  Византийский роман

Иудейский миф о Мудрости, реконструируемый по Ветхому Завету (Мудрость предсуществовала вместе с Богом, присутствовала при сотворении мира, искала прибежища среди людей, но была отвергнута ими и с тех пор пребывает в небесном мире сокрытой. — Bultmann R. Das Evangelium des Johannes. GOttingen, 1962.), нашел развитие в христианской софиологии: в учениях христианских мистиков (согласно Я.Бёме, Бог, изначально сокрытый от самого себя, обретает самосознание благодаря тому, что воплощается в образе «Софии» — «девы мудрости»; София — невеста и Бога, и Адама) и русских религиозных философов (В.С.Соловьёв, П.А.Флоренский, С.Н.Булгаков). У Соловьёва София — космический творческий принцип, «существенный образ красоты», «светлое тело вечности» (молитва из «Альбома No 1» первого заграничного путешествия Соловьёв B.C.) — полностью отождествляется с вечной женственностью , которая должна явиться в мир и спасти его красоту от тления: «Вечная женственность ныне  В теле нетленном на землю идет… Все, чем красна Афродита мирская, Радость домов, и лесов, и морей, —  Все совместит красота неземная Чище, сильней, и живей, и полней» («Das EwigWeibliche», 1898). Почти одновременно с этой христианско-софиологической концепцией вечной женственности  появилась и резкая критика идеи, как противоречащей реальной психологии женщины у Ницше («По ту сторону добра и зла», 1886) и особенно у О.Вейнингера в книге «Пол и характер» (1903), где женщина рассматривается как существо, не имеющее личности, полностью принадлежащее материи, преходящему времени, невечному.

Материал по теме:  Аналогия

Словосочетание вечная женственность произошло от немецкого Ewig-Weibliche.

Поделиться с друзьями
Николаев П.А.

Российский литературовед, специалист в области теории литературы, методологических проблем реализма; истории эстетики и литературоведения. Постоянный автор Литературного портала litpr.ru

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Научно-популярный журнал: «Рукопись»
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: